Собеседование с пристрастием

В НАЧАЛЕ июля парламентскому большинству со второй попытки удалось принять в первом чтении два закона, которые будут определять ближайшие шаги правительства в газовой сфере, - это закон об особом периоде в топливноэнергетическом комплексе и закон о внесении изменений в законодательство с целью реформирования системы управления ГТС Украины.

Первый документ поможет правительству эффективно реагировать на внешние блокады или раздражители в сфере импорта нефти и газа. Второй - позволяет создать две компанииоператора для управления газопроводами и подземными хранилищами газа с сохранением контрольного пакета акций обоих субъектов у государства.

Образование операторов позволит правительству Арсения Яценюка сделать первый шаг к коренной реформе транзита и международной торговли газом. Эта реформа в итоге позволит компаниям потребителям из ЕС покупать газ не на западных границах Украины, как происходит сейчас, а начать его закупку на восточных и южных приграничных входах в украинскую ГТС. Входящие пункты учета и газоизмерительные станции расположены в Сумской, Харьковской и Луганской, а также Одесской областях.

ТРАНСПОРТНЫЙ ЦЕХ

Вполне возможно, что украинское правительство в ближайшем будущем займется реформами энергосектора, но, судя по нынешней газовой реформе, первым шагом становятся преобразования в сфере транспорта энергоносителей. В этой отрасли Украине на протяжении последнего десятилетия хоть как-то удалось приблизиться к государствам партнерам по ассоциации с ЕС. Правда, достижений на этом фронте всего два, и оба они пока безрезультатны.

Первый актив - нефтепровод Одесса - Броды, который изза постоянных проколов в управлении отраслью пока только теоретически связывает с морскими портами два устаревших НПЗ в Западной Украине.

Узкий круг

Жесткие критерии обещают крайне осложнить участие в капитале компании-оператора украинской ГТС тех европейских инвесторов, которые наиболее тесно интегрированы с российской газовой монополией: это, прежде всего, транспортные подразделения германской BASF Wintershall, а также активно работающая с «Газпромом» бельгийская Fluxis и голландская GasUnie. Главный парадокс жестких критериев отбора Киевом возможных кандидатов состоит в том, что с «Газпромом» в различной мере связано подавляющее большинство европейских компаний-операторов, за исключением фирм Норвегии, Испании, Швеции и Дании.

Вполне возможно, что при нынешних условиях рассмотрения газотранспортных реформ парламентом именно компании указанных стран могут стать фаворитами подготовки процесса аренды украинской ГТС. Другим претендентам придется хуже. К примеру, консорциум Allianze Borealis, который в марте приобрел у германской RWE компанию-оператора ГТС Чехии Net4Gas, на первый взгляд не имеет с «Газпромом» совместной истории. В то же время Allianze - ведущий акционер BASF Wintershall, а Borealis - дочернее предприятие тесно связанной с «Газпромом» австрийской OMV.

То есть практически любой претендент на участие в капитале будущей украинской компании-оператора может оказаться под подозрением бдительных парламентариев.

Второй - газопровод ТАИ (Тальное - Ананьев - Измаил), который был построен с участием «Нафтогаза Украины», а также турецких и российских акционеров в рамках совместной компании «Газтранзит». Теоретически этот сравнительно новый первый негосударственный в Украине магистральный газопровод может стать базой для развития перспективного импорта природного газа в Украину из Турции и стран Ближнего Востока. Но на практике, как и нефтепровод Одесса - Броды, он остается незагруженным. Вместо очень перспективной в условиях уже третьей по счету газовой блокады Украины этот газопровод работает на выдачу газа по схеме «север - юг», а о его работе в обратном направлении («юг - север») или о реверсных поставках речь пока не идет. Во многом такая позиция исходит из того, что большинство акций в «Газтранзите» контролирует не «Укртрансгаз», а «Газпром» и крайне зависимые от него компании Турции.

НА ОТСЕВ

Во время нынешних парламентских слушаний до таких деталей, как судьба газопровода ТАИ или явное отставание страны в сфере строительства или ремонта трубопроводов, внимание законодателей не дошло. Зато при одобрении «чрезвычайного» и «газопроводного» законов, заблаговременно поданных правительством к голосованию в едином пакете, депутаты от правящей коалиции потребовали от Кабинета министров ужесточить критерии отбора претендентов на аренду ГТС. Настороженность парламента в этом направлении четче всех проиллюстрировал лидер «Свободы» Олег Тягнибок. Он потребовал, чтобы окончательный проект закона о реформировании управления ГТС предусматривал утверждение парламентом состава акционеров компании оператора.

Активная дискуссия с обсуждением новых путей развития газотранспортной отрасли или обсуждение компаний кандидатов на аренду ГТС пока не состоялась - все это ждет Украину во время второго чтения законов на следующей сессии парламента при условии, что он не будет распущен на внеочередные выборы. Хотя свою позицию относительно главного критерия к компаниям кандидатам парламент все же прояснил.

Андрей Старостин

15.07.2014 г.




Все права защищены © Транспортный бизнес 2008-2022

Перепечатка материалов сайта в полном или сокращенном виде только с письменного разрешения редакции.
Для интернет-изданий при перепечатке обязательна гиперссылка www.tbu.com.ua