Поиск
Расширенный поиск

Главная О проекте Новости Статьи Дайджест Законы

Все статьи
Темы дня
Отраслевая политика
Грузопотоки
Рынки и компании
Машиностроение
Энергоресурсы
Происшествия
Морское пиратство



новости

22.10.2019 :: 14:46

Синоптики прогнозируют теплую зиму в Украине
22.10.2019 :: 14:37

Украина до сих пор не получила информацию о пропавших в Атлантическом океане моряках - Л.Денисова
22.10.2019 :: 14:12

Из Одесского порта начались отгрузки дизтоплива по железной дороге
22.10.2019 :: 13:55

В Украине изменились правила выдачи водительских прав
22.10.2019 :: 13:49

Президент Украины предложил Бразилии возобновить космический проект
22.10.2019 :: 13:22

На жд инфраструктуру и ее развитие необходимо 108 млрд. грн. в год - Р.Пашкевич ©



законодательная база

Расп. КМУ №415-р от 29.04.2015 "О внесении изм. в приложение к расп. КМУ от 26 июня 2013 №466"



Расп. КМУ №358-р от 15.04. 2015 г. "Об изм. классификации пункта пропуска через госграницу для морского сообщения "Ильичевский рыбный порт"



Расп. КМУ от 08.04.2015 г. №315-р «О назначении Федорко И.П. замгенерального директора Госадминистрации жд транспорта Украины»

Подписка на рассылку  
Лига.net
21.08.2014 :: 10:28
Евтушенко: Украине выгодно, чтобы СПГ-терминал был государственным

Жизнь после Каськива. Глава Госнацпроекта Сергей Евтушенко о том, когда и кем может быть реализован проект СПГ-терминала в Украине

Государство начало реализовывать проект строительства СПГ-терминала еще в 2010 году. Для этого был создан отдельный орган - Государственное агентство по инвестициям и управлению национальными проектами, которое возглавил Владислав Каськив. Но спустя 4 года терминал в Украине так и не появился. В итоге подобный проект взялся воплощать в жизнь частный бизнес. В середине августа ЛІГАБізнесІнформ опубликовала интервью с гендиректором стивидорной компании
Андреем Ставницером, в котором он рассказал, что они начали реализацию проекта по созданию СПГ-терминала.

После выхода интервью в редакцию обратился новый глава Госнацагентства по инвестициям Сергей Евтушенко. Он захотел рассказать свое видение, как решить вопрос об энергетической безопасности и попытаться доказать, почему созданием СПГ-терминала должно заниматься государство.

- Что сейчас с государственным проектом СПГ-терминала, как он развивается после подписания скандального меморандума с лыжным инструктором?

- Это давняя история, уже утекло много воды, но потребность Украины в диверсификации источников поставок энергоносителей отнюдь не уменьшилась за это время, а, скорее, наоборот. Сейчас происходят естественные процессы, возникающие всегда в таких случаях: пришло новое правительство, которое внимательно смотрит на энергетическую стратегию Украины, оценивает наработки предшественников.

Очевидно, что Кабинету министров нужно время. Украина раньше имела возможность работать над диверсификацией поставок энергоресурсов с более широким инструментарием. В планы правительства как приоритет входили увеличение собственной добычи газа, добыча сланцевого газа, было шесть крупных проектов по добыче газа на шельфе Черного моря, планы по газификации угольных пластов, масштабное снабжение ЖКХ новым энергосберегающим оборудованием, в том числе твердотопливными котлами.

Но в связи с агрессией России энергетическую стратегию нужно серьезно пересматривать. Украина находится в очень сложной экономической ситуации, и война на востоке не оставляет возможности для промедления. Поэтому, с моей точки зрения, Украина не должна затягивать с реализацией СПГ-проекта, потому что для этого проекта есть вся базовая основа - Украина нуждается в срочной диверсификации источников поставок газа, это вопрос национальной безопасности.

- Если мы с вами сейчас говорим об этом проекте, это значит, что актуальность он не потерял?

- Естественно. Создание СПГ-терминала - это второй, после реверса газа из Европы, наиболее быстрый инструмент для диверсификации поставок газа. Мы могли бы его реализовать за 9-12 месяцев с момента принятия решения правительством и начала финансирования. Эти цифры обоснованны. Сейчас необходимо подписывать договоры с партнерами, необходимо принимать политическое решение. А наше агентство всего-навсего - центральный орган исполнительной власти, который подчиняется Кабмиину. И если политики этих решений не принимают, соответственно, проект не движется вперед.

Сейчас мы продолжаем работу в условиях очень ограниченных ресурсов. Мы завершаем работу над некоторыми техническими параметрами. У нас уже готовы документы для переговоров с турецкой стороной, готовы экономические расчеты. Но то, что есть экономическая целесообразность реализации этого проекта, - сомнений нет. Поэтому неслучайно в подобных проектах заинтересован и частный бизнес. Им интересен этот рынок. Сейчас Украина не имеет права тратить слишком много времени на переосмысление его целесообразности.

- Какие решения правительство не принимает для продвижения проекта?

- На сегодня на согласовании в разных органах центральной власти находятся проекты нормативных актов, которые закрепляют юридическую основу относительно дальнейшей реализации этого проекта: кто является генеральным заказчиком, кто - ответственным за реализацию, кто обеспечивает финансирование, каким образом оно будет обеспечено, как будет происходить присоединение к газотранспортной системе. Эти все параметры должны быть отображены в этих нормативных актах.

- Правильно я понимаю, что речь идет о плавучей СПГ-платформе?

- Когда мы начинали проект в 2010-2011 годах, мы видели его как наземный терминал мощностью 10 млрд. кубометров газа в год. Мы заказали предварительное ТЭО крупной консалтинговой энергетической компании, которая входит в структуру Gas Natural Fenosa. По результатам ее работы мы поняли, что время реализации наземного терминала составит от 52 до 60 месяцев, а стоить он будет около €800 млн.

Поэтому мы начали рассматривать и другие варианты: это фрахтование мобильной временной конструкции - аренда плавучего регазификатора. Это относительно новая технология, но она сегодня является оптимальной для стран, ограниченных во временных и денежных ресурсах. В мире сейчас более 30 подобных проектов. Фактически этот проект предусматривает аренду FSRU-платформы (Floating Storage & Regasification Unit. - Ред.), которая станет для нас так называемой маневренной мощностью. В процессе работы мы поняли, что проект нужно было разбивать на две фазы.

На первой мы арендуем платформу, а на второй, после анализа экономической ситуации и энергетического баланса, правительство уже будет принимать решение о строительстве наземного терминала. Реализация первого этапа показала бы, что правительства Украины и Турции и коммерческие стороны этих стран решили вопрос прохождения танкеров с СПГ через Босфор. Таким образом будет снят вопрос рисков, которые видят перед собой финансовые институции для кредитования уже наземной части проекта.

- Как сейчас продвигается решение вопроса с Турцией по Босфору?

- Проблема не новая, определенное время мы ее очень остро чувствовали. Но на сегодняшний день у нас уже есть ряд предложений от турецких компаний о поставке СПГ на условиях, которые выгодны для Украины.

Нужно понимать, что для Турции это очень чувствительный вопрос. Босфор - это один из самых загруженных морских путей в мире, поэтому мы должны внимательно прислушиваться к позиции турецкой стороны. Предостережения Турции касаются экологии и безопасности. Так вот, СПГ является более безопасным грузом, чем пропан-бутан или нефть, которые регулярно транспортируются через турецкие проливы. А количество судов, которые ежегодно проходят из Черного в Средиземное море, составляет около 55 000, поэтому наши 40-50 танкеров особой погоды не сделают.

- Сколько будет стоить проект плавучего терминала?

- Здесь есть операционные капитальные затраты. Операционные затраты будут покрываться за счет тарифов на регазификацию. Капитальные затраты - это риски, которые будет нести субъект хозяйствования.

Первый блок расходов касается присоединения площадки в порту Южном к газотранспортной системе - это строительство газопровода на 14 км. Для наших газовиков это несложная задача. Второй блок расходов - это переоборудование площадки. Ориентировочно это все может стоить в районе €30-35 млн. Плюс аренда самой платформы.

На сегодняшний день нами подписан предварительный договор фрахта с компанией - лидером этого рынка, американской Excelerate Energy. К сожалению, он имеет срок действия. В мире плавучие регазификаторы являются дефицитным ресурсом. Мировая тенденция - это либерализация рынка. На сегодня уже около 35% рынка СПГ - это спотовые контракты. С 2015 года на рынок может выйти очень мощный игрок - США. Каждый год появляются две-три страны, которые покупают СПГ. В очень близком будущем это будут Польша и Латвия. Никто для нас не станет держать бесконечно долго такой терминал.

- Во сколько обойдется аренда платформы?

- Стоимость зависит от срока, на который она арендуется. Если это будет десятилетний контракт, то стоимость одного года аренды будет значительно меньше. Если пятилетний контракт - то значительно выше. В целом это в пределах от $55 до 60 млн. в год. Эти расходы являются операционными, то есть будут покрываться за счет тарифа на регазификацию.

- В Украине уже планируется реализовывать частный проект СПГ-терминала? Чем ваш проект лучше или хуже?

- Неслучайно во всех без исключения странах Центральной и Восточной Европы - Польше, Литве, Хорватии - аналогичные проекты реализуют только государственные компании. Государство не может делегировать всю полноту ответственности в вопросах энергетической безопасности исключительно приватному бизнесу.

Я всячески приветствую любые инициативы частного бизнеса. Я считаю, что это очень хорошо, когда бизнес обращает внимание на этот рынок. Это еще одно подтверждение того, что данный рынок привлекателен.

Действительно, во многих вещах бизнес более мобилен, поскольку он быстрее принимает решения. Но государственный оператор - это государственная страховка, государственный страховой полис, это компания, которая не убежит с рынка, когда определенное время будет негативная конъюнктура. Государственная компания не может быть продана третьему лицу.

На сегодня рынок СПГ - это рынок продавца. Существует определенный дефицит СПГ на рынке, а иногда - высокие цены, в основном в зимний период. В свою очередь спотовые контракты - это всего треть рынка СПГ, но тенденция говорит о том, что спот, или «цена момента», - это будущее рынка торговли сжиженным газом.

Но через 3-5 лет этот рынок станет рынком продавца и будет очень много предложений. И тот покупатель, который стабильно отбирает, дисциплинированно платит и имеет долгосрочные договоренности, будет иметь очень серьезные конкурентные преимущества. А государственная компания является более устойчивым рыночным игроком, она не убежит, когда наступят сложности. Частная компания, которая начнет нести убытки, может принять решение о закрытии проекта. Поэтому для нас вопрос СПГ-терминала - одна из важных частей энергетической безопасности государства.

- Какая госкомпания будет реализовывать проект?

- У нас уже создано ГП «СПГ-терминал». Эта компания является распорядителем средств, и она заключила предварительный договор на аренду FSRU-платформы еще в октябре прошлого года.

- Сколько в целом уже было потрачено на реализацию СПГ-терминала?

- Предварительное ТЭО обошлось в 285 000 евро, выполнение всех проектно-изыскных работ - 45 млн. грн., бизнес-план проекта - 3 млн. грн. Документация и экономический, технический анализы проекта стоят денег, но позволяют прийти к наиболее эффективному и экономически обоснованному варианту реализации проекта. Как показывает практика, затраты на документацию для проектов пятого уровня сложности составляют от 3 до 5% их стоимости.

- А есть понимание или какие-то договоренности, кто будет в Украине выкупать СПГ, потому что сжиженный газ может оказаться дороже, чем стоимость природного газа на границе?

- Именно поэтому реализация этого проекта должна быть только при участи государства. Минимум 50% перевалочных мощностей должен резервировать за собой НАК Нафтогаз и осуществлять трейдинг. Это даст уверенность в безубыточности проекта и покроет расходы на фрахт FSRU-платформы. Это даст возможность не держать высокий тариф на регазификацию. А Нафтогаз может заработать свою маржу за счет удачного трейдинга. А другие 50% можно отдать любым другим участникам рынка, которые изъявят желание резервировать мощности FSRU-терминала.

- Кто будет собственником контрактов, кто будет договариваться с собственником СПГ - Катаром или Алжиром?

- Как я это вижу сейчас, это будет делать Нафтогаз. Компания покупает газ по цене, которая ее устроит, и, зарезервировав мощности терминала, переваливает его в ГТС Украины.

Мы проводили расчеты весной, они показывали, что СПГ можно завозить в Украину по $370-380 за тысячу кубометров. На сегодня, учитывая летнее удешевление, этот газ стоил бы $320-330 с учетом перевалки.

Поэтому наличие СПГ-терминала позволило бы нам в летний период закупать серьезные объемы, а в зимний период продавать потребителям, фактически используя терминал как дополнительную маневровую мощность нашей газотранспортной системы.

Еще один важный момент. Наличие СПГ-терминала позволит нам получить рыночную цену на российский газ. Этот рыночный фактор влияния на ценообразование уже сработал в Литве, которая получила от Газпрома 20%-ю скидку после начала реализации СПГ-терминала в этой стране.

- Если говорить в перспективе о наземном терминале, кто будет этот проект реализовывать?

- У нас сегодня есть предложения от одного из лидеров рынка - международной компании, которая готова быть мажоритарным собственником этого проекта. Но их интересует гарантия загрузки перевалочных мощностей и решения вопроса с Босфором. Если все будет хорошо и наземный терминал будет частью обновленной энергетической стратегии Украины, решение о строительстве наземного терминала может быть принято в 2015-2016 годах.

- Бывшее правительство создало комиссию по расследованию ситуации вокруг подписания меморандума, есть какие-то результаты расследования?

- Я не владею такой информацией. Там был комплекс факторов, на мой взгляд. Первое - это управленческая ошибка. Второе, я думаю, - это была крупная спецоперация Газпрома, потому что переговоры с испанской стороной действительно велись. Я этим проектом начал заниматься с марта 2013 года, через 4-5 месяцев после этого случая. Такие проекты, которые существенно способны усилить энергетическую безопасность, будут всегда тормозиться и внутренними политическими силами, и, естественно, внешними игроками. Об этом свидетельствует и процесс реализации проекта в Литве. Легкой прогулки не получится - очень большие ставки.

- Чем сейчас занимается Владислав Каськив?

- Насколько я знаю, Каськив сейчас не на государственной службе. Я его один раз пригласил пообщаться по вопросам, связанным с другими проектами. Но я не имею возможности отслеживать, чем занимается мой предшественник.

Евгений Головатюк

21.08.2014 г.


Источник: Лига.net
Все дайджесты >>>
Загрузка...
Загрузка ...


Разработка и сопровождение: baev.kiev.ua
Все права защищены © Транспортный бизнес 2008-2019

Перепечатка материалов сайта в полном или сокращенном виде только с письменного разрешения редакции. Для интернет-изданий при перепечатке обязательна гиперссылка www.tbu.com.ua. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство "Українськi Новини", в каком-либо виде строго запрещено.

службы мониторинга серверов